Проверенный способ заработка

Лавочники и торговцы в Сингапуре

В районе главной пристани Сингапура увидишь представителей всех рас и народов; рослых белокурых скандинавов и сухопарых курчавых арабов, темнокожих и коренастых японцев, темпераментных латиноамериканцев и сдержанных китайцев. Здесь услышишь все языки и жаргоны мира. Матросы, туристы, приезжие дельцы растекаются по набережной, по узким щелям близлежащих улиц и переулков, по торговым рядам. Иностранца останавливают, а иногда и настойчиво хватают за рукав какие-то разбитные личности, предлагая поменять валюту по черному курсу, купить неприличного характера открытки или драгоценности — вероятно, фальшивые. Магазины и рестораны посылают сюда, на набережную, зазывал-мальчишек, сующих прохожим визитные карточки, рекламы. «Лучший выбор товаров!», «Лучшая в Сингапуре кухня!», «У нас дешевле и лучше!» — читаете вы.

Прямо с набережной можно попасть в крытые торговые ряды, так называемый Малайский базар, прорезающий насквозь весь торговый квартал. Сюда выходят маленькие кафе, магазинчики, торгующие японскими транзисторными приемниками, французской косметикой, китайскими шелками, филателистическими наборами, открытками с видами Сингапура и еще всякой всячиной.
Минуя Малайский базар, вы выходите на узкую продолговатую площадь Раффлза. Центр ее превращен в сквер, а под сквером устроен подземный гараж. На площадь выходят фасады банков, фирм, магазинов.
Сворачивая с главных магистралей в лабиринт узких извилистых улочек, вы сразу же попадаете в китайские районы со своим традиционным колоритом, напоминающие кварталы крупных южнокитайских городов. Районы эти невероятно скучены. Тесно жмутся друг к другу дома, разукрашенные пестрыми, разнокалиберными вывесками-иероглифами. Среди них иногда встречаются и вывески-рекламы японских, западноевропейских, американских торговых фирм.

Ближе к порту и набережной дома посолиднее, по опрятнее. Иногда встретишь и громаду из бетона и стекла — здание какой-нибудь фирмы или универмага или фасад кинотеатра, украшенный броской рекламой. Но большинство домов двухэтажные. Первые этажи — длинные вереницы лавчонок, парикмахерских, портновских заведений, дешевых харчевен, выходящих обычно не прямо на улицу, а на крытые галереи. В верхнем этаже, в тесных жилых помещениях, ютятся хозяева. Чем дальше от набережной, от правительственного и делового центра, тем победнее и поскромнее дома и лавчонки.
Кажется, что лавочников в Сингапуре больше, чем покупателей. На пороге лавчонки сидит на корточках сухопарый старик китаец и провожает прохожих унылым взглядом. Не зайдет ли кто-нибудь? В маленьких харчевнях на открытых жаровнях что-то жарится, парится. Стоит плотный кухонный чад. Несутся ароматные запахи жаркого, острые запахи специй. Уму непостижимо, как ухитряются существовать полчища всех этих мелких негоциантов: лавочников, владельцев кафе, ресторанчиков, харчевен, портновских мастерских, парикмахерских и иных заведений. Все-таки как-то существуют, стремясь перещеголять друг друга в уменье завлекать клиента.

Портной сошьет вам за два-три дня отличный костюм. Если вы очень попросите и накинете десяток долларов, сошьет к утру. Будет трудиться всю ночь, но сошьет ради престижа фирмы.
— Окажите и мне маленькую услугу, мистер, — скажет он вам утром, вручая тщательно отутюженную и запакованную в картонный футляр обновку. — Вот вам мои визитные карточки. Раздайте их вашим друзьям, если вы довольны моей работой.

Изредка среди китайских лавчонок попадаются и индийские. Индийцы предпочитают торговать тканями, коврами, готовым платьем, галантереей.
Китайские торговые кварталы сменяются аристократическими районами. Здесь много зелени. Тихие улочки-аллеи петляют по склонам живописных холмов. Особняки богатых дельцов, директоров фирм, иностранных посольств, окруженные живой изгородью, тонут в густой зелени декоративных пальм, фикусов и магнолий. Садовники тщательно подстригают трапу газонов. Но и эти районы застраиваются. На склонах зеленых холмов вырастают доходные жилые дома-небоскребы, отели.
Еще дальше от центра — трущобные окраины, напоминающие окраины любого большого азиатского города. Эти районы здесь принято называть малайским словом «кампунги». После роскошных особняков знати жилища бедняков, выстроенные нередко из простой бамбуковой щепы, выглядят особенно убогими. Жилище простого малайца всегда отличишь от хижины китайца или тамила. Малайцы возводят жилые постройки на традиционный манер — на сваях, а под жильем между сваями держат различный хозяйственный инвентарь, домашних животных. Жители окраинных кампунгов имеют небольшие огороды, фруктовые сады.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *